Вернуться   МУЗПРОСВЕТ > ОСНОВНОЙ РАЗДЕЛ > Литературные обзоры

Важная информация

Литературные обзоры Обзоры литературных произведений

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 07.06.2007, 04:59  
Чевенгур (Андрей Платонов, 1927 / 1988)

Миниатюры
Нажмите на изображение для увеличения
Название: Andrei Platonov - Chevengur, 1988.jpg
Просмотров: 345
Размер:	12.8 Кб
ID:	5379  Нажмите на изображение для увеличения
Название: Platonov.jpg
Просмотров: 340
Размер:	13.4 Кб
ID:	5380  

Filareth Filareth вне форума 07.06.2007, 04:59

Литературный обзор: Андрей Платонов - "Чевенгур" (1927 / 1988)

Жанр: роман-антиутопия / сюрреализм / пост-реализм

Андрей Платонов - писатель, практически неизвестный у нас в советское время. Все его самые значительные произведения - романы, пьесы, киносценарии и повести - были опубликованы в СССР лишь в перестроечный период, а некоторые - и того позже. Роман "Чевенгур", обозначивший переломный момент в творчестве писателя, был написан в 1927-м году, но увидел свет лишь в 1972 г. во Франции. В СССР полный текст прозведения был опубликован в 1988-м.

Именно в этом романе полностью сформировался уникальнейший стиль писателя, его особый язык и самобытная философия, которые уже наметились, хоть и в эскизной форме, в повести "Город Градов" (1926). В "Чевенгуре" Платонов особенным образом соединил едкую сатиру, философию, трагизм и эстетику сюрреализма, что вылилось в один из самых глубоких и сложных текстов не только в отечественной, но и в мировой литературе.

Роман "Чевенгур" во многом порожден болезненной реакцией Платонова на зверства продразверстки, военного коммунизма, коллективизации и гражданской войны, но все переживания поданы сквозь призму гуманистического мировоззрения писателя. В этом романе, как и во всем творчестве Платонова, органично сплелись любовь к людям, природе и технике, которую писатель считал первым помощником для укрепления гуманизма (вспоминаются слова Питера Гэбриэла - "I think all the technology that's around has great potential in terms of super-humanizing people"; а также философия Вернадского, которой интересовался писатель), фантастика, философия и какой-то неповторимый налет чего-то трансцендентного (если честно, не знаю, как правильно это назвать) - связь убожества и космизма, что иногда роднит Платонова с юродивым. Повествование по форме часто напоминает "поток сознания" Джеймса, а его склонность к антиутопиям, фантастике и жесткому натурализму вполне предвосхищает Оруэлла и Берджесса.

Первые несколько страниц романа Платонов нагоняет мрака своей апокалиптичной картиной вымирающего села, напоминающей опустевший город Припять после известных трагических событий. Природа живет своим чередом, стоят пустынные улицы и дома, но людей не видно: кто-то отправился побираться в город, кто-то ушел жить в дикий лес, многие же - умертвили своих детей и себя, чтобы не страдать от нищеты и голода. В селе остался лишь "природный" мастер Захар Павлович, делавший все необходимое из дерева - сковородки, лопаты и даже часы; а также одинокий глуповатый мужик ("бобыль"), умерший, впрочем, скоро и весьма ужасной смертью - задохнувшись собственной рвотой, в которой "действовали мелкокалиберные черви". Смерть и страдание у Платонова - это постоянный спутник человека.

Дальше - натуральный платоновский "трэш". Описание полуживотной жизни в бедствующих селах, полное отсутствие пищи, страшный неурожай и огромное количество смертей - и все это сочетается с животной страстью к размножению. В деревне проживает горбатый инвалид Петр Федорович, которому женщин заменяли трухлявые пни, щели в заборе, "все теплое и живое"...

Первая часть романа посвящена истории Захара и его приемного сына - Александра Дванова. Это повествование, составляющее примерно 10-ю часть от всего романа, было опубликовано отдельно еще при жизни Платонова в виде небольшой повести "Происхождение мастера". В принципе, ее можно рассматривать как законченное произведение - под конец состарившийся мастер Захар, научившийся к старости интересоваться людьми, а не механизмами, провожает своего сына в Москву. Несмотря на мрачность повествования и ужасные сцены, граничащие с нереальностью, все же концовка повести производила несколько оптимистичное и вполне реалистичное впечатление. Дескать, сын уезжает в Москву обустраивать свою личную жизнь, ну и коммунизм заодно. Повесть подвергалась критике (что еще было цветочками по сравнению с "Усомнившимся Макаром" и "Впрок", после которых на Платонова началась натуральная травля, с доносами, кляузами, позорными собраниями), но все же была опубликована.

Однако, все это - лишь завязка.

Далее следует значительная часть про Александра Дванова, отправившегося в селения, смотреть не появился ли там "случайным образом" социализм. Здесь-то и начинается постепенно переход от крайне мрачного, но более или менее реалистичного повествования, в сторону "платоновской фантастики". Часто Платонов описывает полудремное состояние Дванова, его сновидения. И вся ирреальность и абсурдность происходящего далее невольно наталкивает на мысль, что все это - именно сон Дванова. Впрочем, так и не известно, все ли происходящее впоследствии случилось наяву, или же это какая-то галлюцинация.

По пути Дванов встречает одержимого революционного фанатика Копенкина, все ценности которого сводились к революции, Розе Люксембург и верному коню по прозвищу Пролетарская Сила. Туповатый, малограмотный и фанатичный Копенкин, тем не менее, спасает Дванова от анархистов, они становятся друзьями, и идут вместе искать коммунизм. Здесь Платонов прибегает к неомифологизму, используя в качестве сюжетной канвы типичную русскую народную сказку с похождениями за тридевять земель и встречами с диковинными чудесами, одним из которых является "Революционный Заповедник Пашинцева им всемирного коммунизма" с "рыцарем" Пашинцевым во главе.

По ходу повествования диалоги становятся все более абсурдными, меняется их стилистика. Если раньше превалировали архаизмы и типичная бедняцкая речь, то сейчас звучат уже не столько диалоги, сколько их имитация. Люди разговоривают, как сломанные машины, у которых неполноценный (хотя и очень причудливый) словарный запас. Люди не слышат и не понимают друг друга, не понимают даже самих себя. Здесь Платонов очень часто прибегает к "зауми" в духе Хлебникова и обэриутов, абсурду и искаженному бытовому языку в духе Зощенко. В принципе, начиная с "Революционного заповедника" уже начинается тотальный отход от не только советской, но и вообще хоть какой-либо реальности - Платонов окунает слушателя в (анти)утопию и сюрреализм. Об "обыденном" мире изредка напоминают фетиши из него, поданные, впрочем, в форме чего-то примитивного и убогого. Например, один крестьянин называл себя богом (и все его так называли в селе) и принципиально ел только землю. Другой, недалекого ума, называл себя Федором Достоевским.

Далее Дванов и Копенкин находят город Чевенгур, именем которого и назван весь роман. Впервые это слово упоминается аж в середине романа. Чевенгур - это город в степи, в котором полностью построен социализм. Жизнь в нем не то чтобы вывернута наизнанку, а вообще не находит ничего общего с реальностью. В городе не было ремесел и какого-либо труда, там мобилизовали солнце ("Всемирного Пролетария") на вечную работу. Были, правда, субботники, во время которых жители передвигали по городу дома и сады. Исходя из того, что настоящий коммунизм может быть построен только нищим пролетариатом, всей чевенгурской буржуазии тамошняя большевистcкая верхушка во главе с Чепурным устроила "второе пришествие" (по сути - расстрел). Что-то реальное, впрочем, иногда проскакивает. Например, любовница председателя Чепурного - Клабздюша ("доделанная до коммунизма баба") - одновременно удовлетворяет потребности и его секретаря Прошки, причем с разрешения Чепурного и даже на его виду.

В целом же, город Чевенгур и его порядки пропитаны лютой ненавистью к людям и жизни, к прекрасному, к природе и всему естественному.

Платонов всегда отличался чрезвычайно широким диапазоном используемых стилистических приемов, и в этом романе можно найти практически все архетипы неповторимого платоноского стиля (стилей?). Приведу для примера несколько отрывков из романа, сделанных, на первый взгляд, в разных стилях и как будто даже разными авторами.

Вот типичный платоновский сюрреализм (обратите внимание: описывается вполне обыденная сцена - люди бегут навстречу страннику, появившемуся на холме, однако платоновское описание делает эту сцену чем-то нереальным и особо значимым):

Мимо Дванова пробежал босой возбужденный прочий, за ним несся Кирей с небольшой собакой на руках, потому что она не поспевала за скоростью Кирея; немного позади бежало еще пятеро прочих, еще не знающих, куда они бегут, - эти пятеро были людьми уже в годах, однако они стремились вперед со счастьем малолетства, и встречный ветер выдувал из их длинных слегшихся волос ночлежный сор и остья репьев. Сзади всех гулко проскакал на устоявшейся Пролетарской Силе Копенкин и махнул Дванову рукой на степь. По горизонту степи, как по горе, шел высокий дальний человек, все его туловище было окружено воздухом, только подошвы еле касались земной черты, и к нему неслись чевенгурские люди. Но человек шел, шел и начал скрываться по ту сторону видимости, а чевенгурцы промчались половину степи, потом начали возвращаться - опять одни.

А вот платоновское мимолетное рассуждение о человеке:

Через два дня Александр вспомнил, зачем он живет и куда послан. Но в человеке еще живет маленький зритель - он не участвует ни в поступках, ни в страдании - он всегда хладнокровен и одинаков. Его служба - это видеть и быть свидетелем, но он без права голоса в жизни человека и неизвестно, зачем он одиноко существует. Этот угол сознания человека день и ночь освещен, как комната швейцара в большом доме. Круглые сутки сидит этот бодрствующий швейцар в подъезде человека, знает всех жителей своего дома, но ни один житель не советуется со швейцаром о своих делах. Жители входят и выходят, а зритель-швейцар провожает их глазами. От своей бессильной осведомленности он кажется иногда печальным, но всегда вежлив, уединен и имеет квартиру в другом доме. В случае пожара швейцар звонит пожарным и наблюдает снаружи дальнейшие события.

Вот пример абсурдной ситуации:

Он открыл чулан, взял грузное промявшееся ведро с пулеметными лентами и попросил товарища Кирея, допивавшего куриные яйца, катить за ним вслед пулемет. Кирей в мирные дни ходил на озеро охотиться из пулемета - и почти всегда приносил по одной чайке, а если нет, то хоть цаплю; пробовал он бить из пулемета и рыб в воде, но мало попадал. Кирей не спрашивал Пиюсю, куда они идут, ему заранее была охота постреляться во что попало, лишь бы не в живой пролетариат.

И под конец - платоновская сатира:

Каждый чевенгурский большевик застыдился и старался думать. Кирей стал слушать шум в своей голове и ожидать оттуда думы, пока у него от усердия и прилива крови не закипела сера в ушах. Тогда Кирей подошел к Чепурному поближе и с тихой совестливостью сообщил:
- Товарищ Чепурный, у меня от ума гной из ушей выходит, а дума никак...


Помимо сюрреалистических картин ("второе пришествие" для буржуазии; красноармеец, разговаривающий со своей кровью; человек, разбухающий от смерти до невероятных размеров), реалистичного мрака, вполне описывающего Россию 20-х годов, в роман насыщен также психологически тяжелыми эпизодами, бьющих по нервам - например, эпизод с неудачным "оживлением" ребенка, или с карасем, попавшимся на крючок и умирающим в муках.

Модуляция настроений в романе - от, извините, откровенного "ржача" до настоящей боли в сердце и слез на глазах от душераздирающих сцен. Весь диапазон чувств Платонов перебирает и переживает вместе с читателем. Но эмоции для Платонова - не самоцель, а просто художественное средство, если вообще не побочный продукт. В целом, его произведения обладают в лучшем случае печальной (в худшем - чрезвычайно мрачной и трагичной) атмосферой, наделенные при этом некоей чарующей загадочностью и всегда - чувством нереальности, как будто трагедия происходит в возможном, параллельном, мире, но очень схожим с нашим (внешне это иногда схоже с Кафкой, но все же Платонов и Кафка очень по-разному смотрели на человека и его жизнь). Даже в тех немногих вещах, которые были допущены цензурой при жизни автора, все обрисовано так, словно происходящее не связано с реальностью напрямую, а больше похоже на бредовый или кошмарный сон.

Платонов очень свободно обходится с коммунистической символикой и лозунгами, превращая их в кунсткамеру и музей уродств, что роднит писателя с творчеством концептуалистов (в первую очередь - раннего Владимира Сорокина), и таким образом, в его творчестве и этом романе в частности сконцентрированы все основные новые течения и веяния, свойственные исключительно 20-му веку. Здесь не только реакция на первую мировую и революцию, но также на теорию относительности, психоанализ и аналитическую философию (аллюзии на которых встречаются по всему роману).

Весь роман построен в форме философской притчи, и голос автора, контрастирующий с абсурдом и ирреальностью всего происходящего в Чевенгуре, несколько отрезвляет и заставляет задуматься. Что самое примечательное - Платонов никогда не морализаторствует и не делает явных выводов; он также не дает никаких оценок героям, стараясь показать драматичность и неоднозначность каждого из них.

Основная интрига произведения - что же произойдет с Чевенгуром и его обитателями при таком образе существования, отвергающим саму жизнь. Конец романа преисполнен чисто платоновского трагизма и безысходностью. Писатель не оставил главным героям даже никакой надежды, кроме, быть может, очень призрачной надежды на спасение души.

Поражает, что столь глубокий текст, с философскими размышлениями о времени (вообще, время в произведениях Платонова - тема для отдельного разговора), природе и предназначении человека, идеократическом строе и свободе, написан, в сущности, совсем еще молодым человеком - Андрею Платонову было 27-28 лет.

Платонов еще только предстает перед читателем. Некоторые его крупные произведения впервые увидели свет только в 90-х годах, некоторые еще не найдены, т.к. потерялись где-то в архивах НКВД. В биографии писателя еще много пробелов, а некоторые, казалось бы, общеизвестные факты относительно его жизни сейчас опровергаются (в частности, что Платонов в последние годы жизни, будучи смертельно болен туберкулезом, работал дворником при Литературном институте), но уже сейчас Андрей Платонович признан классиком мировой литературы.

Роман "Чевенгур" - это книга, требующая чуткого, думающего и проницательного читателя, написанная одним из самых необычных писателей 20-го века, широту таланта которого еще только предстоит постигнуть.

Настоятельно рекомендую.
__________________
"Ибу ибуди хуйдао муди"

Последний раз редактировалось wantala; 06.06.2008 в 11:14.
????????/?????? (7)
Ответить с цитированием
Старый 07.06.2007, 10:55  
дитя прогрока
pm
 
Аватар для block


 
Регистрация: 12.05.2006
Адрес: Киев
Сообщений: 3,086
Сказал(а) "Спасибо": 254
Поблагодарили 823 раз(а) в 502 сообщениях
пожалуй это самая большая фанатстика которую я воспринимаю
__________________
Из озорства он раздевался донага и бегал по полю голый. Ел мух и говорил, что они кисленькие
block вне форума
 
Ответить с цитированием
Старый 07.06.2007, 13:17  
Администрация
pm
 
Аватар для wantala


 
Регистрация: 10.04.2006
Адрес: столиця України
Сообщений: 16,511
Сказал(а) "Спасибо": 5,373
Поблагодарили 2,584 раз(а) в 1,500 сообщениях
Отправить сообщение для wantala с помощью ICQ
рецензия понравилась очень. кто такой Платонов я до этого не знал. надо бы осилить. только вот когда...
__________________
Дыханья не хватит на стены кричать. (c) Geb

получается так, что пост-панк появился раньше чем панк (c) Chief

Так что коммерчество - это Европейское дело. (с)
Geb
wantala вне форума
 
Ответить с цитированием
Старый 07.06.2007, 18:29  
Собеседник
pm
 
Аватар для Асенний Йелф


 
Регистрация: 06.01.2007
Адрес: Москва
Сообщений: 101
Сказал(а) "Спасибо": 141
Поблагодарили 107 раз(а) в 31 сообщениях
Отправить сообщение для Асенний Йелф с помощью ICQ
пару лет назад читала платоновский "Котлован" - крайне не понравился ни стиль, ни сюжет...
с сабжем, пожалуй, ознакомлюсь - надеюсь, он лучше...
__________________
сматри - жыраф!!! (с)
http://img85.imageshack.us/img85/4152/87763636sj3.th.png
Асенний Йелф вне форума
 
Ответить с цитированием
Старый 07.06.2007, 18:44  
NO BRAIN NO PAIN
pm
 
Аватар для Equimanthorn


 
Регистрация: 12.04.2006
Адрес: the putrefying road in the nineteenth extremity
Сообщений: 2,276
Сказал(а) "Спасибо": 475
Поблагодарили 741 раз(а) в 434 сообщениях
Отправить сообщение для Equimanthorn с помощью ICQ
Обзор неимоверно заинтриговал, спасибо. Читал Платоновский "Котлован" - одна из самых мрачных и тяжелых вещей евер, но по-своему неимоверно хорошая вещь. Это почти что Кафка по-советски в какой-то мере.
__________________
Equimanthorn вне форума
 
Ответить с цитированием
Старый 05.11.2007, 13:00  
старик Похабыч
pm
 
Аватар для Rascko


 
Регистрация: 11.04.2006
Адрес: В источающих пыль квартирах и сантехнических заведениях
Сообщений: 8,528
Сказал(а) "Спасибо": 1,320
Поблагодарили 2,279 раз(а) в 1,201 сообщениях
Отправить сообщение для Rascko с помощью ICQ Отправить сообщение для Rascko с помощью Skype™
Вчера ночью начал читать. Жутко. Пока что впечатление какого-то странного смешения Шолохова с Гофманом. Желтый цвет превуалирует.

Но вчепятления хоть и пужающие, но ОЧЕНЬ хорошие - именно такого хотелось почитать давно.
__________________
Амбітний півник
Крічіт кукурєку на Місяць, а на пагорбі
Стоїть горняя єшива
Благодатная и непостижима.

Rascko вне форума
 
Ответить с цитированием
Старый 06.11.2007, 07:38  
Прямая связь с Космосом
pm
 
Аватар для Filareth


 
Регистрация: 11.09.2006
Адрес: на белом свете
Сообщений: 2,680
Сказал(а) "Спасибо": 541
Поблагодарили 1,663 раз(а) в 744 сообщениях
Отправить сообщение для Filareth с помощью ICQ
Это еще че. Сейчас ты читаешь то, что публиковалось раньше в виде повести "Происхождение Мастера". Как дойдешь до похождений Дванова и Копенкина - начнется натуральный трэш. Один "Заповедник" чего стОит! :)

Там по ходу действия даже авторский язык несколько видоизменяется. Такое ощущение, что попадаешь в гипертрофированный кошмар под воздействием тяжелой дури неизвестного происхождения после обильного прочтения Достоевского и Кафки.

Когда первый раз прочитал - "отходил" неделю где-то...
__________________
"Ибу ибуди хуйдао муди"
Filareth вне форума
 
Ответить с цитированием
Ответ

Закладки

Метки
литературный обзор, платонов

Опции темы
Опции просмотра
Комбинированный вид Комбинированный вид

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Категории Ответы Последнее сообщение
SUGARCUBES, the © 1988 : LIFE'S TOO GOOD Filareth Музыкальные обзоры 7 20.01.2009 15:39
РЫБНИКОВ, АЛЕКСЕЙ & ВОЗНЕСЕНСКИЙ, АНДРЕЙ © 1983 : «ЮНОНА» И «АВОСЬ» Featus Музыкальные обзоры 6 29.08.2008 23:16
WEHRMACHT © 1988 : BIERMACHT haaru Музыкальные обзоры 16 14.06.2007 19:24
Андрей Кириченко everdead Имена 2 03.02.2007 20:29
MANOWAR © 1988 : KINGS OF METAL Fiddler Музыкальные обзоры 9 12.05.2006 15:11